Мужчины Донбасса должны сражаться за свою Родину

Интервью с Еленой Никитиной, волонтёром.

Елена, ты родилась в Миллерово?

Нет, в Пензе. 14 лет прожила в Луганске (семья переехала туда, когда мне был 1 год), поэтому считаю его своим родным городом и очень люблю.

Наверное, там много знакомых?

Конечно, много моих друзей проживает в Луганске. А здесь, в Миллерово я всего 8 месяцев нахожусь. До этого (после Луганска) жила и училась в Ростове.

Насколько я знаю, ты сейчас трудишься волонтёром, занимаешься решением проблем вынужденных переселенцев с Украины. В чём заключается твоя волонтёрская деятельность?

Что касается непосредственно моего участия – огромный наплыв беженцев, после пережитого они, как правило, растеряны, не знают, что им делать. Я не боюсь с ними знакомиться, вступать в контакт и помогать им, координируя их действия. Говоря по-простому, направляю, где нужно зарегистрироваться, как получить гуманитарную помощь, предоставляю информацию о расселении, предварительно проштудировав интернет, узнав, где могут принять семьи из Донбасса. Собрав массу информации, предоставляю её семьям, и люди решают, куда им ехать дальше, и что делать. Они за такую помощь очень благодарны.

Как становятся волонтёром? Как ты выходишь на контакт с людьми?

Может, мне их Господь посылает, знакомимся прямо на улице. Подхожу, здороваюсь, завожу разговор, предлагаю помощь. Начинаем общаться, зачастую им необходимо выговориться, нужна моральная поддержка, которую я им и оказываю. Ну и физическую, конечно, в виде гуманитарной помощи, информации.

А откуда гуманитарная помощь берётся?

Начиная от своего личного вклада, и заканчивая координацией действий со всеми знакомыми, со всеми, кто может помочь.

Ты сама по себе, или с кем-то сотрудничаешь?

Вначале помогала сама по себе, и это было довольно-таки продуктивно. Чтобы увеличить эффективность помощи, я связалась с местным ПВР. Туда можно прийти, заявить о себе, о своем желании и возможностях помогать. Там возьмут координаты, запишут как волонтёра и будут привлекать к этой важной общественной работе. Насколько я поняла, резервы города практически исчерпаны, поэтому помощь нужна. Нужны элементарные продукты, особенно тем беженцам, которые расселились по хуторам, даже и не в Миллеровском районе. Так на днях пришлось отвозить гуманитарную помощь в Кашарский район. Семья нуждалась в одежде, посуде, постельном белье – всё это мы им привезли. Хорошо бы, если по возможности наши жители оказывали помощь, можно адресно, взять координаты конкретной семьи, и помочь им обеспечить быт и хлеб насущный. У нас, конечно, кормят по талонам беженцев, но на мой взгляд этого не достаточно. Сухие пайки, которые им раздают, также заканчиваются, без помощи жителей в это сложное время не обойтись. Конечно, никто никого не принуждает. Просто, если есть желание и возможности помочь, следует проявлять инициативу, узнавать координаты семей (и не только в Миллерово, а по всему региону) и оказывать эту помощь.
На мой взгляд, очень важно расселять людей дальше в регионы, потому что наша территория уже на пределе возможности. Я по личной инициативе связалась с официальными координаторами из Ростова, Краснодара, которые действуют от интернет-проекта «Мирное небо». Я беру у них информацию о возможности расселения, передаю её здесь, и результат такой работы уже есть. У переселенцев появляется выбор, они могут решать, что им делать дальше.

Я слышал уже не раз мнение, что попадаются беженцы с завышенными требованиями, с претензиями. Ты с таким отношением сталкивалась, или это выдумки?

Люди, как и везде, встречаются разные. Не могу сказать, что такое отношение поголовно, но бывает. Есть определённый процент людей, которые считают, что Россия просто обязана предоставить им рабочие места, бесплатное проживание в лучших городах России (Москва, Питер и т.д.). В целом, люди достаточно скромно себя ведут, как правило, они морально подавлены, часто плачут.

Среди беженцев, наверное, большинство женщин и детей?

Да, но и мужчины встречаются нередко. Многие из тех представителей сильного пола, с кем я общалась, говорят что они не могут воевать с украинцами, ведь они один народ. Многие просто не готовы взять в руки оружие. У меня есть информация, что в Краснодаре вообще закрыли проезд для мужчин, сказали, что будут оказывать помощь только женщинам и детям. А мужчины пусть идут сражаться за свою Родину.

По твоему мнению, чем это всё закончится, ведь поток беженцев идёт и конца и края не видно?

Я не политолог, но с активной гражданской позицией, поэтому думаю, к сожалению, ничем хорошим ситуация не закончится. Если не свершится какое-то чудо, или наши федеральные власти не начнут оказывать эффективную военную помощь, то Новороссия захлебнётся в крови. Киевские власти миром эту землю не отдадут, на этом фоне, благополучного исхода ждать не приходится.

Тебе приходится постоянно общаться с беженцами, которые успели пережить ужасы войны. Где взять силы, чтобы пропустить людскую боль через себя?

Честно говоря, без пафоса, эта война разделила мою жизнь на «до» и «после». Ход мыслей перестроился, и я не могу думать ни о чём другом, как об этой ситуации и о страдающих людях. Но плакать некогда, я стараюсь использовать все свои возможности, чтобы эффективно помочь людям.