Над Миллерово ясно. И жизнь течет прекрасно?

Больше пяти лет в Миллеровском районе кипели нешуточные страсти из-за выбросов отходов производства ООО «Амилко» в атмосферу и в реку Глубокую. 

Митинги, акции протеста, обращения во всевозможные инстанции долго не давали результатов. И только после вмешательства губернатора Василия Голубева, депутатов Законодательного собрания области руководство завода пошло на диалог с местной властью и жителями района. На заседании экологической комиссии общественного совета при главе Миллеровского района встретились общественники и руководство предприятий, которые влияют на состояние экологии.

amilko2

По старым адресам

В район приезжаю заранее, чтобы своими глазами увидеть, что изменилось тут со времени нашей публикации «Вниз по «мертвой реке» (№ 317 от 17 августа 2011 года). Тогда прибыла сюда по тревожному звонку жителей хутора Банниково-Александровского: совсем уж худо летом стало жить людям по берегам Глубокой. В ней текла не вода, а черная зловонная жижа. И в воздухе стоял такой смрад, что дольше 15 минут – специально засекала время – продержаться у реки было невозможно. Немногим лучше, кстати, была ситуация и на территории сельскохозяйственного техникума в самом Миллерово. А объяснение тому было простое: завод «Амилко» запустили без локальных очистных сооружений. И все производственные стоки «Амилко» отправлял по договору прямиком в очистные сооружения местного «Водоканала». К 2010 году они с трудом справлялись и с обычными городскими бытовыми стоками, а дополнительная нагрузка их просто доконала. И в результате река Глубокая превратилась в сточную канаву. В ней сдохла рыба, пропали бобры и черепахи, не стало даже лягушек…

Теперь, четыре года спустя, перемены видны сразу: у реки можно стоять спокойно, разговаривать, не зажимая носа.

– Речку почистили, теперь в ней не жижа, а вода. Весной появились лягушата, рыба из прудов на нерест в Глубокую в этом году впервые за несколько лет зашла. А в июне произошел сброс неочищенных стоков «Амилко» – беловато-серую жидкость и специфический запах ни с чем не перепутаешь, – остудила мой позитивный настрой Валентина Васильевна Шкурындина с улицы Речной.

– Два дня – 17 и 18 июня – рыба у родничка металась, выпрыгивала из воды, пытаясь спастись. Мы лопаты взяли, углубили у родничка ямку, но не помогло – передохла вся рыба, – показала мне печальное видео на телефоне Светлана Горностаева.

– Мы не против «Амилко», – говорит Лилия Петровна Хотькина. – Пусть производство работает, люди деньги зарабатывают. Но ведь и мы хотим дышать чистым воздухом, пить нормальную воду, быть спокойными за здоровье детей и внуков.

И доверительно все трое добавили, что теперь в основном все проблемы в поселок Северный Сад переместились, так как он рядом с очистными сооружениями «Амилко» и прудами доочистки.

– Вы туда поезжайте, – дали мне адрес новой беды женщины.

amilko3

Северный Сад: как из рая сделать ад

О том, что замечательный тихий поселок Северный Сад попал «под раздачу», я уже знала. Готовилась к командировке, целый сериал посмотрела о том, как там развиваются события. Спасибо большое активисту-общественнику Игорю Корчаку, другим неравнодушным людям, кто все происходящее снимал и в Интернет выкладывал.

Кликаете видео «Загрязнение реки Глубокой стоками «Амилко» – и все как на ладони. Декабрь: «Амилко» качает стоки за забор предприятия. Январь: по балкам и оврагам стоки добрались до Северного Сада. Февраль: на место разлива стоков приехал глава района Владимир Макаренко, представители «Амилко»… Камера запечатлела и трубу, по которой неочищенные стоки за забор льются, и наполненный этими стоками водоем.

– И чем же ваша зимняя эпопея кончилась? – спросила я у жителей Северного Сада. Мне рассказывают, что в 20 метрах от бывшего пересохшего водоема, теперь уже сточной ямы, находится скважина – единственный источник воды в поселке. И вода в ней стала такой странной: на печь ставишь – сначала белеет, потом – сереет, и пена идет. А пахнет так, словно неподалеку отхожее место чистят. Ни приготовить на ней ничего нельзя, ни чаю попить, ни детей искупать, ни белье постирать. И даже самим не помыться – пятна по коже идут.

Помню, такая же картина наблюдалась в 2011 году во многих хуторах, расположенных по течению Глубокой. И обращение к властям жителей слободы Дячкино Тарасовского района вспомнилось. Они заявили: «…затхлой вонью отдает вода в колодцах».

А в конце разговора жительницы Северного Сада обмолвились, что… боятся попасть в тюрьму за клевету на «Амилко»:

– Мы жаловались: письма писали, подписи ставили. Из правоохранительных органов письма приходили, нас вызывали, опрашивали: мол, чем докажете, что вода плохая и что именно крахмало-паточный комбинат в этом виноват? А как мы докажем, что комбинат виноват? Может, вредители какие…

amilko4

«Злые происки врагов»

Я подумала: а вдруг и правда – вредители? Дело в том, что руководство «Амилко» обратилось с письмом в правоохранительные органы, утверждая, что существует некая группа людей – конкурентов или завистников, которая и провоцирует разливы стоков, разбивая трубы, разрушая дамбы.

В окрестности очистных сооружений мы отправились в тот же день вместе с активистом-общественником Игорем Корчаком, автором видеосъемок, разоблачающих нарушения «Амилко». Руководство предприятия, кстати, его тоже причислило к «группе вредителей».

Следы весеннего разлива стоков обнаружили за пару километров от очистных. По официальному объяснению главного эколога «Амилко» Федора Колосова, разлились тогда производственные сточные воды с полей доочистки. А Игорь Корчак показал среди зеленых деревьев – мертвые, высохшие. И полосу в полтора десятка метров, на которой не растет трава, а поверхность хрустит, как сухарик. Ростовский референтный центр федеральной службы по ветеринарному и фитосанитарному надзору, который исследовал взятые на месте разлива пробы почвы, установил: в двух пробах степень эпидемической опасности почвы является чрезвычайной. В трех – образцы почв высокотоксичны, в трех – превышено содержание легкорастворимых солей. А в двух контрольных пробах почвы, взятых в 2-4 метрах от разлива стоков, все показатели в норме. Так что же все-таки разлилось весной?

В ноябре прошлого года Миллеровский районный суд в полном объеме удовлетворил исковые требования Миллеровского межрайонного прокурора к ООО «Амилко» об обязанности устранить нарушения в сфере охраны окружающей среды. Проведенная межрайонной природоохранной прокуратурой проверка в апреле 2014 года установила: локальные сооружения биологической очистки, расположенные на территории предприятия, находятся в нерабочем состоянии. Производственные сточные воды на очистные сооружения не подаются, а перекачиваются на поля фильтрации без предварительной очистки.

Пройдя еще с полкилометра, видим дамбу, по которой к кукурузному полю тянется черная труба для полива. Дамба уходит в сторону города и делит местность на «живую» и «мертвую». Слева от нее – зеленые деревья и трава. Справа – марсианская впадина, наполненная водой. Видимо, для сохранности дамбы, чтобы при переполнении вода ее не разрушала, прорыт отвод – глубокая канава, по которой лишняя водичка течет себе заданным курсом по пока еще «живой» земле. И – никаких вредителей…

Лицом к лицу

Что при этом оседает в почву, где аукнутся нам всем эти стоки? Ответ на этот вопрос подсказал член общественной палаты города Волгодонска, кандидат технических наук, химик Владимир Шалимов, который приехал на заседание экологической комиссии в Миллерово по приглашению её председателя.

– Неочищенные производственные стоки крахмало-паточного производства характеризуются высоким содержанием органики – в основном это продукты кислотного гидролиза крахмала. Анализы проб этих стоков, проведенные в мае текущего года, свидетельствовали, например, что показатель БПК (биологическая потребность кислорода) превышала предельно допустимую норму в сотни раз, кислотность стоков – в 10 раз. В несколько раз была превышена и ПДК (предельно допустимая концентрация) по солям ряда тяжелых металлов – таким, например, как цинк и медь. Поэтому сброс сточных вод с таким количеством загрязнителей неминуемо приводит к истощению запаса растворенного в воде кислорода и, следовательно, – к массовой гибели всей ихтиофауны. Поэтому российское экологическое законодательство запрещает перемещать такие производственные стоки в окружающую среду без предварительной очистки до предельно допустимых норм по всем загрязняющим компонентам. Хочу особо подчеркнуть, что так называемые поля фильтрации – это, всё-таки, часть природной среды, а не какие-то технические системы доочистки стоков предприятия. Мало того что в течение более пяти лет работы ООО «Амилко» без введенных в эксплуатацию собственных локальных очистных сооружений загрязняло почвы и водные объекты в окрестностях Миллерово, так еще и органика, содержащаяся в стоках, служила источником поступления в атмосферу химических предшественников опасного для здоровья людей формальдегида.

Не зря депутаты Законодательного собрания Ростовской области на рабочем совещании в Миллерово под председательством Ирины Рукавишниковой – заместителя председателя Законодательного собрания РО – председателя комитета по законодательству в июне нынешнего года пришли к выводу «…о целесообразности проведения независимой специализированной экспертизы для выработки мер по повышению эффективности работы системы очистных сооружений ООО «Амилко».

Нынешнее заседание экологической комиссии вел глава Миллеровского района Владимир Макаренко. Представители «Амилко» пытались убедить присутствующих в том, что производство их не настолько вредно, как о нем думают, предлагали вспомнить школьные учебники по химии и биологии и призывали верить друг другу.

Оппоненты – жители Миллеровского района – насчет доверия сомневались и вспоминали, как вывозились зловонные отходы предприятия в Каменку, на окраины других сел и даже в другие районы области (к примеру, Усть-Донецкий). В ответ им доказывали, что построенные недавно собственные локальные сооружения полностью очищают стоки, и с вводом их в эксплуатацию ООО «Амилко» полтора года не сбрасывает стоки в реку Глубокую. Им предъявляли съемки, сделанные общественниками…

– Мы заинтересованы в работе ООО «Амилко», но только не в ущерб экологии, здоровью людей, – подытожил дискуссию глава района Владимир Макаренко. – Шансы исправить ситуацию у предприятия высоки – многое меняется к лучшему, и люди это видят. Актуальными остаются вопросы очистки выбросов в атмосферу. В то же время нужен постоянный контроль, мониторинг по качеству воды после ее доочистки.

Глава района подчеркнул, что любое доверие надо заслужить. И не зря народная мудрость гласит: доверяй, но проверяй. Потому дело общественников – инициаторов экологического контроля – отслеживать ситуацию. И каждое нарушение делать достоянием гласности. В этом наша газета всегда поможет.

P.S.: На заседании экологической комиссии в Миллерово общественность заслушала также отчеты генерального директора ООО «Донстар» Александра Сохинова и руководителя грибного комплекса «Каскад» Николая Семенькова.

Наталья Нарсеева

http://www.nvgazeta.ru/news/12388/503230/

  • Елена: Интересная история с заводом... Я работаю в федеральном издании и тема загрязнения экологии данным заводом и бездействия властей в отношении данного вопроса меня крайне заинтересовала. Если все так, как уверяют местные общественники, то прошу связаться со мной по электронному адресу Elena-Malaj@yandex.ru Обещаю, что постараюсь помочь.
Top