Память Новомучеников и исповедников Церкви Русской почтили в Миллеровском благочинии

В день памяти Новомучеников и исповедников Церкви Русской, в храмах Миллеровского благочиния были совершены молебны и заупокойные службы «обо всех, в годину гонений за веру Христову пострадавших».

Благочинный Миллеровского округа иерей Сергий Сошкин и прихожане нескольких храмов благочиния побывали на месте бывшего нацистского концлагеря «Дулаг 125», на месте массовых захоронений, где покоится свыше тридцати тысяч жертв насилия, и помолились перед будущей часовней в честь Новомучеников и исповедников Российских, где была совершена панихида по всем усопшим и пострадавшим в годину гонений за веру Христову.

blagochinie2

В проповеди отец Сергий напомнил о кровавых годах репрессий и о том, что Русская Православная Церковь прославила около двух тысяч священнослужителей и мирян, умученных богоборцами.

Историческая справка

Ростовская область с давних пор является краем, прочно ассоциирующимся с донскими казаками. Воспетый прекрасным писателем Михаилом Шолоховым, край Тихого Дона стал своего рода символом постоянной борьбы за свободу. В городе Миллерово помнят замученных жертв концентрационного лагеря «Миллеровская яма», устроенного здесь фашистами.

В Великую отечественную войну с 15 июля 1942 по 17 января 1943 года город был оккупирован немцами. Вот эти-то полгода оказались самыми трагическими в истории Мигллерова. Заняв город, фашисты начали грабежи, аресты, расправы над мирными жителями. Улицы опустели. Вырубались сады и скверы, рушились памятники, а в городском драмтеатре «сверхчеловеки» устроили конюшню.
«Трудно назвать дни оккупации города жизнью, – писала мужу на фронт горожанка Нина Воликова, – перебираю в памяти день за днем, и мне кажется, что такой кошмар мог только присниться в самом дурном сне. Но все это было наяву».

Тысячи миллеровцев были угнаны в немецкое рабство. В городе велась дикая охота на людей. Оцепив базар, гитлеровцы вылавливали молодых и уводили под конвоем на станцию, чтобы отправить рабочее пополнение в фатерлянд. В нескольких местах оккупанты устроили временные концлагеря под открытым небом: около элеватора (Миллеровская яма), на юго-западной окраине (Полячка), в районе кирпичного завода и песчаного карьера. Им было дано общее название «Дулаг-125» (сектор 125-й Донецкого управления лагерей). Военнопленные, захваченные при наступлении немцев на Сталинград, содержались в основном на Полячке.

Сохранились свидетельства, что никаких заборов, кроме раскатанных на земле мотков колючей проволоки и пулеметных гнезд на буграх по периметру временных концлагерей, не было. Ночью территория освещалась прожекторами. Всякое движение в сторону линии охраны пресекалось пулеметными очередями.

«Часто можно было видеть, – рассказывает миллеровец Борис Дмитриевич Федоров, – как по пыльной дороге конвой с овчарками гнал группу изможденных людей. Перед загоном в лагерь их пересчитывали, обыскивали, а затем сталкивали в котловину». Пищу в лагере давали один раз в день. Часто это была горелая пшеница из разбомбленного элеватора или баланда из просяной шелухи. Больному и слабому человеку не удавалось получить и этого скудного «довольствия». В давке самые немощные погибали. В иной день после «обеда» из лагеря вытаскивали до 20 трупов.

Бывшая медсестра Анна Ефимовна Фомина, попавшая в плен вместе с раненными под Ворошиловградом бойцами, поведала жуткую картину: «Раненых сложили на подводы штабелями и привезли в Миллерово. На моих руках умерли старшина Борис Бобко, рядовой Василь Андриенко. В лагере фашисты периодически устраивали осмотры. Это был повод поиздеваться над людьми. С раненых срывали бинты, тыкали стволами автоматов в больные места, пинали сапогами, а когда сестрица Клава Напканенко попыталась защитить своих товарищей, фашисты растерзали ее на глазах всего лагеря.

Лютые морозы ускорили гибель многих узников «ДУЛАГА», а немцы под страхом советского наступления от Сталинграда спешили расстрелами сократить число пленных и арестованных жителей Миллерова и окрестных деревень. Часть из них уводили за южную окраину города в Карпов Яр и уничтожали там…».

В конце марта 1943 года специальной комиссией были произведены вскрытия захоронений. В комиссию входили: работник обкома партии Мерзликин, сотрудник опергруппы особого отдела Юго-Западного фронта Долгов, начальник сборно-пересылочного пункта г.Миллерово Яценко, работник Миллеровского горкома партии Мельников, представитель горисполкома Стороженко, работник Миллеровского горотдела милиции Курносов и горный инженер Гарин.

В акте вскрытия, составленном 1 апреля 1943 года, отмечено: «… в овраге, идущем с запада от полотна железной дороги Северо-Донецкой ветки и на юго-восток к речке Глубочке, и северо-западнее сельхозтехникума имеются два котлована прямоугольной формы; края котлованов имеют ярко выраженные трещины, образовавшиеся от осадки… на глубине 40-50 см первом котловане обнаружены трупы расстрелянных военнопленных. Во втором котловане — трупы мирных граждан. 28 марта 1943 года в присутствии рабочих комбината «Главмука» тт. Ярославцева, Высоцкого, Кравцова, Шкондина, комбината «Главмолоко» — т. Земляного, инкубаторной станции — тт. Настоящего, госбанка — т. Шкондина произведено вскрытие ям с трупами.

В первой яме трупы находятся в трех штабелях, между которыми имеется два прохода шириной 50-60 сантиметров каждый; в крайних штабелях трупы лежат вниз лицом и руки находятся под грудью; нижние слои трупов находятся в полусогнутом состоянии, на коленях, и опираются наклонно на спины впереди стоящих…

Во второй яме трупы лежат беспорядочно, из чего можно предположить, что люди расстреливались наверху и сваливались вниз.

Во время изъятия трупов установлено, что расстрел производится разрывными пулями, отчего лица расстрелянных были обезображены.

Присутствующими рабочими и подошедшими родственниками тех, кто содержался в лагере, было опознано пятнадцать трупов.

Как видно из приведенного списка жертв «ДУЛАГА», даже тысячная доля содержит имена молодых людей, едва перешагнувших черту совершеннолетия, и даже школьников.

Жители Миллерово называли разные цифры погибших во временных концлагерях. Чаще звучало – 30 тысяч, но официального подтверждения этому нет. Возможно, это было общее число пленных и арестованных жителей города и близлежащих селений. Остается неоспоримый факт, что большинство узников «ДУЛАГА-125» погибло.