Ждите. Я обязательно вернусь…

Юрий Андреевич Громов родился 18 октября 1970 года в п. Белокуракино Луганской области. Учился в средней школе № 8, которую окончил в 1987 году.

Сыновья в семье Громовых росли честными и мужественными. Им предсказывали офицерское будущее, да и сами ребята о нем мечтали.

Жизнерадостный, честный, порядочный, школьный заводила – так характеризовали Юрия его одноклассники и учителя.

После школы старший Александр стал курсантом Харьковского авиационно-инженерного училища. Юрий, следуя примеру брата, выбирает аналогичное в Тамбове, но через 2 года, желая работать с людьми, меняет профиль. Дослужив срочную службу, вернулся домой и недолгое время работал на заводе «Миллеровосельмаш».

Громов1

В 1990 году Юрий Громов поступил в Орджоникидзевское общевойсковое командное училище. В 1993 году после расформирования высшего командного училища во Владикавказе он переводится в Омское общевойсковое командное училище, которое закончил в 1994 году с красным дипломом. В Уральском военном округе в г. Екатеринбурге служит командиром небольшого подразделения спецназа ВДВ и делает первый шаг к осуществлению другой мечты. Поступив на заочное отделение института иностранных языков, думает о профессии военного переводчика.

В январе 1995 года Громов подал рапорт о переводе в формирующийся на Кавказ 324 мотострелковый полк, назначен командиром взвода разведки спецназа.

16 января воинский эшелон отправляется в Чечню, а уже 3 — 4 февраля полк принимает участие в ожесточенных боях.

«Извини меня, мама, я должен быть там, — говорил он Алле Ивановне на перроне Лиховского вокзала. – Мамочка, я останусь жив, верьте и ждите меня».

Домой Юра писал: «У меня все в порядке. Сегодня пришел приказ о досрочном присвоении старшего лейтенанта. Мы пока стоим на месте, не воюем… Посмотришь, как богато жили здесь люди, какая природа, и удивляешься: чего не хватало? Не волнуйтесь за меня, обещаю беречь себя. Ждите. Я обязательно вернусь. 15.02.95 г.»

В действительности уральцы вели ожесточенные бои, перекрывая южный коридор, по которому боевики уходили в горы и просачивались обратно в Грозный. После этих боев Юрию досрочно присвоено звание старшего лейтенанта.

15 марта разведрота держала трудный, жестокий бой с дудаевцами на окраине Чечен-Аула. Вспыхивают БМП. Молодые офицеры ведут солдат, покинувших машины, в атаку, первыми врываются на позиции противника, уничтожают пулеметный расчет. В рукопашном бою двадцатилетние пацаны теснят боевиков. Те предпринимают несколько контратак. Разведчики удержали позиции до подхода основных сил, но какой ценой … Старший лейтенант Громов получил несколько осколочных ранений, одно из них – в голову – оказалось смертельным. Вместе с Юрием Громовым погибли все офицеры разведроты и еще 9 бойцов …

«Здравствуй, мама. Прости, что долго не писал. У меня все нормально, жив, здоров … В бой не ходим, у нас другие задачи. Так что за меня не переживайте …»

Это недописанное письмо товарищи нашли в кармане Юрия.

Громов2

Письмо брату Юрия Громова полковника Леонида Поздеева – постоянного корреспондента газеты «Красная звезда» по Уральскому военному округу.

«Александр Андреевич, здравствуйте!

Высылаю обещанные снимки. Фотографии были сделаны в начале марта 1995 года в расположении штаба 324-го мотострелкового полка УрВО на территории племсовхоза «Гикаловский» в нескольких километрах от Чечен-Аула.

По имеющимся у меня сведениям, старший лейтенант Юрий Громов командовал взводом разведки разведроты полка. Отличился еще при штурме оборонительного пункта дудаевцев, находившегося на перекрестке шоссе Грозный – Шатой с дорогой, ведущей на Чечен-Аул в феврале 1995 года. Был представлен к награде медалью «За отвагу».

После нашего отъезда полк получил задачу выдвигаться на Чечен-Аул. Первой шла разведгруппа под командованием старшего лейтенанта А. Сороговца (посмертно удостоен звания Героя России), а старший лейтенант Ю.Громов возглавил передовой дозор разведгруппы. Группа взяла штурмом хорошо оборудованный рубеж обороны боевиков у Чечен-Аула, но при этом боевая машина пехоты передового дозора, на которой находился Ю.Громов в качестве командира, была подожжена двумя прямыми попаданиями из станкового гранатомета АГС-17. Экипаж покинул горящую машину и продолжил бой в пешем порядке.

Когда конкретно в этом бою получил смертельное ранение старший лейтенант Громов, пока сказать не могу, знаю только, что он погиб на поле боя. Насколько мне известно, был представлен к награждению Орденом мужества. Представление пописывал заместитель командира 324-го мотострелкового полка по воспитательной работе подполковник Наиль Кутупов. В настоящее время Н. Кутупов из армии уволился, но продолжает службу в том же звании в штабе Уральского округа внутренних войск МВД в Екатеринбурге.

Перед отправкой в Чечню, 324-й полк комплектовался также в Екатеринбурге, офицерами – большей частью из Уральского военного округа, а солдатами – из Забайкальского округа.

Пока это все. Более подробно постараюсь все выяснить в мае, так как сейчас уезжаю в командировку. А пока с уверенностью можно говорить, что Юрий проявил себя настоящим офицером, гражданином страны и мужчиной. То, что погиб он не бессмысленной, развязанной политиканами войне, не умаляет факта, что он честно и самоотверженно выполнил свой солдатский долг, и заслуживает самой светлой, доброй памяти. Понимаю, какое это горе для родных и близких ему людей. Примите мои искренние соболезнования.

С уважением, Л. Поздеев, постоянный корреспондент газеты «Красная звезда» по УрВО.»

Позднее в газете «Красная звезда» появятся несколько публикаций полковника Леонида Поздеева и подполковника Юрия Гаврилова о тех боях под Чечен-Аулом, где погиб наш земляк старший лейтенант Юрий Громов.

Выдержка из статьи подполковника Юрия Гаврилова «Обрыв у Чечен-Аула» в газете «Красная звезда». 1995 год.

«В части, расположенные на «передке» (так в Чечне называют места непосредственного соприкосновения федеральных войск с боевиками), обычно добираешься оказией. Вот и в район Чечен-Аула, где, по сводкам, наблюдалось оживление боевых действий дудаевцев, меня подбросили на МАЗе. Ребята-забайкальцы, с которыми познакомился накануне, комфорта не гарантировали, зато обещали доставить прямо в 324-й мотострелковый полк УРВО. Я знал, что 15 марта уральцы выдержали трудный бой, выбили «духов» с заранее подготовленных позиций.

Если коротко охарактеризовать путевые впечатления, то они здорово напоминают кадры фронтовой хроники. Чем ближе передовая, тем явственнее ощущаешь дыхание войны. Зарывшаяся «по уши» в грязь бронетехника, полуразрушенный мост через Аргун, на дне которого видны очертания «наливника» (судя по всему, водитель не сумел проскочить узкий участок), переломленный в виде буквы «Г» самолет чешского производства на перекрестке возле Ханкалы …

В полк прибыли после обеда. Едва познакомились, заместитель командира полка подполковник Владимир Бахметов предложил съездить в расположение 1-го мотострелкового батальона. Захватив блокнот и диктофон, устроился в ГАЗ-66. Владимир Рафаилович сел за водителя.

Пока добирались до передовой, мой спутник рассказал, что там произошло буквально три дня назад. Хорошо вооруженная группа боевиков закрепилась в зданиях молочно-товарной фермы. Выбили их оттуда – дудаевцы отошли на заранее подготовленные позиции метрах в двухстах от МТФ.

— Я вам скажу, какой-то умный дядька занимался там фортификационными работами. Ни авиацией их не возьмешь, ни артиллерией. Впрочем, сами увидите, — подытожил подполковник Бахметов.

Но еще до передовой я сумел понять, как сложно было выбить умело окопавшихся боевиков. Вдоль дороги, по которой мы ехали, густо рассыпались окопы с укрепленными камнями брустверами. Каждую огневую точку мотострелки брали с боем. Фанатично настроенные дудаевцы предпочитали подрывать себя, но не уходить с позиций.

Бой за МТФ, похоже, шел жестокий. Об этом свидетельствовали не только значительные разрушения зданий, но и сгоревшая бронетехника уральцев. И все же основные события разгорелись в двухстах метрах впереди. Представьте себе обрыв высотой примерно метров пять. По самой его кромке расположены позиции боевиков: окопы в полный рост, имеющие спуск вниз, — аккуратно вырытые ступени ведут к специальному лазу в песчаной горе. В нескольких метрах обрыв скошен явно не лопатой – здесь наверх может подняться техника. Рядом сложены стопкой металлические листы: ими боевики собирались перекрыть щели. Чувствовалась работа не просто фортификатора-любителя, а мастера.

Да, боевиков уральцы отсюда выбили. Но каких это стоило усилий! Например, в разведроте, которой командовал капитан Игорь Терлянский, после боя не осталось в строю ни одного офицера. Погибли старшие лейтенанты Александр Сороговец и Юрий Громов, были тяжело ранены ротный и еще 9 человек….»

Из письма Софьи Борисовны – матери Александра Сороговца:

«…Гибнут лучшие сыны России, которые служат по совести и чести, как поется в песне «Офицеры» в исполнении Олега Газманова. Для моего сына она была и молитвой и гимном. Для него, как и для его сослуживцев и друзей из спецподразделения – Юры Громова, Олега Бугрова, Сергея Степанова и других, — долг, совесть и честь были превыше всего».

Не дождались домой Юрия Громова мать, жена, трехлетняя дочка Машенька и другие родственники, для которых навсегда он останется в памяти с доброй улыбкой, лучистыми глазами и большим желанием жить и любить.

Старший лейтенант Юрий Андреевич Громов был награжден медалью «За отвагу» и посмертно орденом Мужества. Похоронен в г. Миллерово.

Е. П. Субботина (Кузьменко)

 

Top